Архив рубрики: Петрушевская Л. С.

Анализируя творчество Людмилы Петрушевской

Пермячка Нина Горланова, подлинная мать-героиня конца тысячелетия, отдала свою жизнь, свой быт, свою семью, друзей и врагов на растерзание творчеству, то есть собственной пустоте, не обусловленной в ее оригинальном случае ожиданиями издателей и общественности, возникшей скорее из огромности просторов между Уралом и столицей, единственно способной усилить и транслировать читателям писательский голос.

Share

Короткие рассказы Петрушевской

Вот пример из рассказа «Удар грома»: «Затем эти странные отношения продолжались уже совсем неизвестно по какому поводу, поскольку факт переезда исчерпал себя, исчерпали себя другие факты, такие, как смерть древней матери Зубова, на похороны которой Марина пошла по собственной инициативе; а других существенных фактов не было — то есть у Марины и Зубова были какие-то факты, но принадлежащие уже к другой плоскости, не к плоскости отношений Марины с ее бывшим мужем и не к плоскости вопроса приобретения мебели для зубовской квартиры».

Share

Незрелые ягоды крыжовника

Она пишет маме трогательное письмо с просьбой прислать калошу, а пока мама ее отправит, девочка ходит в одной своей, а вторую ногу обувает в большую, неимоверно большую калошу, выданную учительницей на время… Общество, любое, даже такое юное, отвергает тех, кто чем-то не похож не так говорит, не так одет, не то делает.

Share

«Мужская зона» Людмилы Петрушевской

Каждый из деконструируемых имиджей соединяет в себе черты реального исторического лица — как они отразились в массовой литературе — и зека-блатного, причем показанного в момент исполнения совсем не подходящей для него роли: Гитлер — Кормилицы из трагедии Шекспира «Ромео и Джульетта», Ленин —Луны, образ которой появляется в речи Ромео, Бетховен — Джульетты, Эйнштейн — Ромео.

Share

Образ женщины в современной русской литературе по рассказу Л. Петрушевской «Свой круг»

Ее уверенность в несуществовании или неискренности высоких чувств тем страннее, что именно на этих чувствах решает она в конце концов «сыграть», дабы обеспечить счастливое существование своего сына Алеши после своей смерти.

Share

Главная суть авторской позиции в пьесах Петрушевской

Мистификация, собственно, и состоит в указании на достоверность источников (у Пушкина якобы перевод, а по сути вольное переложение иллирийских песен из сборника П. Мериме «Гузла», который сам является мистификацией, у Петрушевской – услышанные «случаи»), а также рассказчиков (у Пушкина – певцы-гузлары, биография одного из них приводится в цикле, у Петрушевской – безымянная женщина из народа).

Share

Невинные глаза

Многие из гостей считают, что семейное гнездо полно счастья друзья приходят, серая утица носит еду, тихий и красивый муж бегает по делам, семью кормит; двое прекрасных детей… Дружба двух мальчиков не имеет границ – младший крошка Тоша оказался еще и умник – всюду носит с собой маленький детский стульчик если старший брат куда-то смотрит, то младший, взобравшись на стульчик, начинает смотреть туда же.

Share

Творчество Петрушевской и «эпос катастрофы» XX века

Петрушевская пишет «эпос катастрофы» XX в. Поэтому абсурд в ее произведениях явлен двояко: взятый из самой жизни, фактический, с легко узнаваемыми героями-современниками, и условный, основанный на смещении реальных плоскостей, нарушении жизнеподобия («Новые Робинзоны», «Сказки для взрослых», «Реквиемы», «Песни восточных славян», «Сны одиноких душ», «В садах других возможностей»).

Share

Художественное своеобразие пьес Петрушевской

Косноязычие рассказчицы не всегда происходит из-за безграмотности или недостатка образованности, но, видимо, и от скороговорки, и от привычки не придавать большого значения грамотному оформлению своей устной речи: «Я иногда ходила в хозяйский дом смотреть телевизор и видела их простой, неприхотливый народный быт: что тетя Сима глава в доме, Владик любимый сын, Зина старшая дочь, а Иришка внученька, а дядя Гриша тихий человек, который дай да подай, да не ходи по мытому полу, – тихий человек, слесарь на заводе, пятьдесят пять лет» («Дядя Гриша»).

Share

«Женская проза» Людмилы Петрушевской

Как будто даже и имелся в этих отношениях некий начальный капитал: когда ребенок был еще маленький, мать любила его тем чувством, которое Людмила Петрушевская точно называет «плотской любовью»: «Греховная любовь, доложу я вам, ребенок от нее только черствеет и распоясывается, как будто понимает, что дело нечисто».

Share

Авторская позиция в произведениях Петрушевской

Бездарно и претенциозно поет романс «Лишь только вечер опустится синий…» отец Николая; включив на полную мощность радио, «топчутся на месте», «прижавшись друг к другу», под «Адажио» из «Лебединого озера» Чайковского и «Танец с саблями» Хачатуряна Николай с Надей; одним пальцем на пианино натренькивает Надя вечного «Чижика» (некоторые режиссеры делают его музыкальным фоном всего спектакля).

Share

Образ матери в рассказах Петрушевской

Ее героиня-рассказчица имеет лишь жалкую возможность реализации литературного дара — «в произведениях искусства разового употребления», т.е. в составлении отказов на присланные в журнал рукописи, поскольку редактор не любит новых авторов, а ее дочь проявляет свои унаследованные от матери способности только в тайном дневнике, где талантливо описывает опустошившую ее очередную «историю» с очередным мужчиной.

Share

Рецензия на рассказ Л. Петрушевской «Новые Робинзоны»

.моих бабушку и дедушку… я видала только в глубоком детстве, а дальше все утонуло в скандалах из-за моей мамы и дедовской их квартиры, провались она пропадом, с генеральскими потолками, сортиром и кухней…» Не желая приспосабливатьсяк царящему режиму, этой ужасной системе, в которой человек неизменно становится жертвой и идейно противопоставляется ей, к системе, где основной конфликт состоит в столкновении интересов человека и цивилизации, конечная цель которой — абсолютная несвобода живущих в ней людей, герои попросту сбегают: «Мои папа с мамой решили быть самыми хитрыми и в начале всех дел удалились со мной и с грузом набранных продуктов в деревню, глухую и заброшенную, куда-то за речку Мору…» Приехав в это Богом забытое место, они начинают строить новую жизнь, свою собственную маленькую цивилизацию, надеясь на то, что здесь-то их никто не потревожит и не нарушит с таким трудом достигнутой в это ужасное время гармонии: «…И отец начал лихорадочные действия, он копал огород, захватив и соседний участок… вскопали огород, посадили картофеля три мешка, вскопали под яблонями, отец сходил и нарубил в лесу торфа.

Share

Сказки Петрушевской

Квартирищу министерскому семейству Грозных дали во времена репрессий, то есть пришлое семейство Грозных заняло вымерший остров; затем, после смерти Сталина, маленькой Грозной пришлось идти работать, преподавать научный коммунизм; затем последовали перемены в спецраспределении пайков; и даже муж у Грозной умер в аккурат одновременно с Брежневым, – как будто в людях этой породы (мужчинках при кобуре) изначально заложена принадлежность к определенным эпохам, некая конечность целого числа.

Share

Рецензия на рассказ Л. Петрушевской «Новые Робинзоны»

В рассказе «Новые робинзоны» писательница рисует картину бегства, бегства главных героев от действительности, от мира, в котором живут и мучаются миллионы людей. Они сбежали, не смогли больше терпеть того режима, той системы, в которой находились: «Мои мама с папой решили быть самыми хитрыми и в начале всех дел удалились со мной и грузом набранных продуктов в деревню, глухую и заброшенную, куда-то за речку Мору».

Share

Мой любимый современный писатель (по творчеству Л. Петрушевской).

В названиях рассказов Петрушевской заложена преемственность со всей мировой литературой: «Случай Богородицы», «Песни восточных славян», «Медея», «Новые Робинзоны», «Новый Гулливер», «Новый Фауст», «Дама с собаками», «Элегия», «Теща Эдипа», «Мост Ватерлоо».

Share

Рецензия на рассказ Л. С. Петрушевской «Удар грома»

Автор говорит путанно и странно, с одной стороны, прикрываясь канцеляризмами («трудности финансового и жилищного характера», «с разрешения руководства», «очередной приход»), с другой — впадая в смешные нелепости разговорной речи («никто в мире не взялся бы за это дело, говорит, что все это плохо кончится»).

Share

Бессмертная любовь

Интересно, что характеры персонажей «Бессмертной любви» раскрываются не через поступки, а через внешние условия существования, потому что «только обстоятельства жизни и проясняют для окружающих личность того или иного человека, и каждое обстоятельство проясняет, освещает эту личность каждый раз с другой стороны» («Стена»).

Share

Рецензия на сборник рассказов Л. Петрушевской

Писательница на каждом шагу пренебрегает литературной нормой, и если у Зощенко, например, автор выступает от имени внелитературного рассказчика, а Платонов создал собственный язык на основе общенародного, то тут мы имеем дело с вариантом той же задачи.

Share