Образ московской молодежи начала 20-х годов в романе «Евгений Онегин»

В десятой главе Онегин должен был стать участником Движения декабристов. В этой главе и в «Путешествии Онегина» завязывалась новая общественно-политическая Коллизия вокруг определенного исторического события. С изображения «романического происшествия» па фоне нравов и быта дворянского общества конца 10-х — начала 1!0-х годов внимание Пушкина переключалось на изображение «исторического происшествия» — движения декабристов, в котором должен был принять участие старый герой. «Евгений Онегин» — реалистический роман нравов — перерастал в историческийроман. Термин «исторический роман» Пушкин применял к такому роману, в котором «романическое происшествие без насилия входит в раму обширнейшую происшествия исторического». Такой «рамой обширнейшей происшествия исторического» и явилась десятая глава, рисующая время и движение декабристов. С включением ее «Евгений Онегин» получил бы, на взгляд критики и читателя, все жанровые признаки исторического романа. Да и сама действительность, изображенная в «Евгении Онегине», столь животрепещущая в середине 20-х годов, к 1830 г. отошла для Пушкина в недавнее прошлое. Начатый в 1823 г. как роман о современности, «Евгений Онегин» в 1830 г. дописывался уже в значительной мере как роман исторический. В десятой главе дана, по отзыву Вяземского, «славная хроника» возникновения движения декабристов, раскрывается пушкинская концепция истории: России первой четверти XX в., являющаяся как бы продолжением его исторических заметок 1822 г. Заметки обрываются на упоминании о новейшем Калигуле — Павле; с образа Александра начинаются дошедшие до пас строфы десятой главы. Характеристика Александра 1 дается в Духе эпиграмм Пушкина. Третья строфа обращена к войне 1812 г.: * Гроза двенадцатого года настала — кто тут нам помог? * Остервенение народа, Барклай, зима иль русский бог? По поводу этой строфы Н. Л. Бродский питает: «Все фрагменты — прямой антитезис официальной казенно-патриотической истории Отечественной войны. Неподготовленность страны к войне, всяческая расхлябанность, случайность вроде зимы, бескультурье и азиатский политически строй, символизируемый «русским богом», иронически при водятся как причины отступления в войне с Наполеоном, «Остервенение народа» надо понимать так же, как понимал его Грибоедов в плане драмы «1312 год»: народные массы — единственная сила, со страшным напряжением ВЦ несшая годы войны и нанесшая заключительный удар врагу». Итак, славную хронику движения декабристов Пушкин начинает с момента войны 1812 г. и последовавших за лей событий. Как известно, многие декабристы также связи ли возникновение политического заговора в среде передовой дворянской молодежи с патриотическим подъемом, охватившим русский народ в годы смертельной борьбы Наполеоном за независимость родины. Антикрепостнические настроения народных масс также нашли свое отражение в движении декабристов. В девятой строфе Пушкин указывает на значение для декабристов национально-освободительного движения в Испании, Италии и Греции, но усиление международной реакции, возглавляемой Священным союзом, как на одну из причин возмущения передовых русских людей и, наконец, на такой важный показатель обострения политической обстановки в России, как восстание Семеновского полка в 1820 г. Нарисовав картину общественной политической жизни Западной Европы и России такой, как она сложилась к началу 1820 г., Пушкин пишет: * Россия присмирела снова, * И пуще царь пошел кутить, * Но искра пламени иного * Уже издавна может быть… Тот факт, что Пушкин в 1829-1830 гг. вынашивает идею исторического романа о декабристах, подтверждается и отрывком из так называемой «Повести 0 прапорщике Черниговского полка». Характерно, что хронологически и эта повесть начинается с весны 1825 г., до которой доходит повествование «Евгения Онегина» и с которой, следовательно, должна была начаться в романе тема о декабристах. Реализм романа «Евгений Онегин» проявился во всестороннем изображении человека, его интеллектуальной, психологической и нравственной жизни. Общественная жизнь, среда и внутренний мир человека изображены в «Евгении Онегине» в их взаимных связях и в удивительно гармонической пропорциональности. Пушкин передает психологические переживания героев романа, но без углубления и психологию. В меру необходимости освещает он духовный мир своих героев, умственную жизнь эпохи. Вместе с тем Пушкин показывает человека в развитии, в процессе его жизни и притом как человека социально обусловленного, конкретно-исторического. От романтической поэмы роман Пушкина отличается тем, что в нем широко дан бытовой фон; от нравоучительных бытовых романов 20-30-х годов — глубиной психологического анализа, решением нравственных проблем без назойливого дидактизма; от психологического романа романтической школы — строгой исторической конкретностью и реалистической живописью.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *