Разбор романа Господа «Головлевы» – художественный анализ

М. Горький, основоположник социалистического реализма, высоко ценил общественно-политическое содержание сатиры Щедрина, ее художественное мастерство. Еще в 1910 году он говорил: «Значение его сатиры огромно, как по правдивости ее, так и по тому чувству почти пророческого предвидения тех путей, по коим должно было идти и шло русское общество на протяжении от 60-х годов вплоть до наших дней». Среди произведений Щедрина выдающееся место принадлежит социально-психологическому роману «Господа Головлевы» (1875—1880). Основой сюжета этого романа являетсятрагическая история помещичьего головлевского рода. В романе повествуется о жизни русской помещичьей семьи в условиях пореформенного буржуазного развития России. Но Щедрин, как действительно большой писатель — реалист и передовой мыслитель, обладает такой изумительной силой художественной типизации, что его конкретная картина об индивидуальных судьбах приобретает общечеловеческий смысл. (Данный материал поможет грамотно написать и по теме Разбор романа Господа Головлевы. Краткое содержание не дает понять весь смысл произведения, поэтому этот материал будет полезен для глубокого осмысления творчества писателей и поэтов, а так же их романов, повестей, рассказов, пьес, стихотворений.) Гениальный писатель создал такую пророческую художественную летопись, в которой легко угадывается историческая обреченность не только русских помещиков, но и вообще всех эксплуататорских классов. Щедрин видел разложение этих классов и предчувствовал их неизбежную гибель. Семейная хроника о Головлевых превращается в социально-психологический роман, имеющий глубокий политический и философский смысл. Перед читателем щедринского романа проходят три поколения Головлевых. В жизни каждого из них, как и у их более отдаленных предков, Щедрин видит «три характеристические черты»»: «праздность, непригодность к какому бы то ни было делу и запой. Первые две приводили за собой пустословие, тугомыслие и пустоутробие, последний являлся как бы обязательным заключением общей жизненной неурядицы». Очень стройная, гармоничная композиция романа и служит задачам последовательного изображения этого процесса постепенного вырождения, нравственного и физического умирания головлевской семьи. Открывается роман главою «Семейный суд». В ней — завязка всего романа. Здесь еще заметна жизнь, живые страсти и стремления, энергия. Но основой всего этого являются зоологический эгоизм, корыстолюбие собственников, звериные нравы, бездушный индивидуализм. Центром этой главы является грозная для всех окружающих Арина Петровна Головлева, умная помещица-крепостница, самодержец в семье и в хозяйстве, физически и нравственно целиком поглощенная энергичной; настойчивой борьбой за приумножение богатства. Порфирий здесь еще не «выморочный» человек. Его лицемерие и пустословие прикрывают определенную практическую цель — лишить брата Степана права на долю в наследстве. Все это бытие помещичьего гнезда противоестественно и бессмысленно с точки зрения подлинно человеческих интересов, враждебно творческой жизни, созидательному труду, человечности; что-то мрачное и гибельное таится в недрах этой пустой жизни. Здесь и муж Арины Петровны со всеми признаками озлобленного одичания и деградации. Сильным укором головлевщине является Степан, его драматическая смерть, которой завершается первая глава романа. Из молодых Головлевых он самый даровитый, впечатлительный и умный человек, получивший университетское образование. Но он с детских лет испытывал постоянное притеснение со стороны матери, слыл постылым сыном-шутом, «Степкой-балбесом». В результате из него получился человек с рабским характером, способный быть кем угодно: пропойцей и даже преступником. Тяжким было и студенчество Степана. Отсутствие трудовой жизни, добровольное шутовство у богатых студентов, а затем пустая департаментская служба в Петербурге, отставка, разгул, наконец неудачная попытка спастись в ополченцах физически и нравственно истрепали Степана, сделали из него человека, живущего ощущением, что он, как червяк, вот-вот «подохнет с голоду». И перед ним осталась единственная роковая дорога — в родное, но постылое Головлево, где ждет полное одиночество, отчаяние, запой, смерть. Из всех Головлевых второго поколения Степан оказался самым неустойчивым, самым неживучим. И это понятно — ничто не связывало его с интересами окружающей жизни. И как удивительно гармонирует пейзаж, вся обстановка с этой драматической историей Степана — парии в головлевской семье. В следующей главе «По-родственному» действие происходит десять лет спустя после событий, описанных в первой главе. Но как измейились лица и отношения между ними! Властная глава семьи, Арина Петровна, превратилась в скромную й бесправную приживалку в доме младшего сына Павла Владимировича в Дубровинках. Головлевским имением завладел Иудушка-Порфирий. Он теперь становится почти главной фигурой повествования. Как и в главе первой, здесь тоже речь идет о смерти другого представителя молодых Головлевых — Павла Владимировича. Щедрин показывает, что первоначальной причиной его преждевременной смерти является родное, но гибельное Головлево. Он не был постылым сыном, но его забыли, на него не обращали внимания, считая дураком. Павел полюбил жизнь особняком, в озлобленном отчуждении от людей; у него не было никаких склонностей, интересов, он стал живым олицетворением человека, «лишенного каких бы то ни было поступков». Затем бесплодная, формальная военная служба, отставка и одинокая жизнь в Дубровинской усадьбе, праздность, апатия к жизни, к семейным узам, даже к собственности, наконец какое-то бессмысленное и фанатическое озлобление разрушили, обесчеловечили Павла, привели его к запою и физической смерти. Последующие главы романа повествуют о духовном распаде личности и семейных связей, об «умертвиях» Третья глава — «Семейные итоги» — включает сообщение о смерти сына Порфирия Головлева — Владимира. В этой же главе показана причина наступившей позже смерти и другого сына Иудушки — Петра. Рассказано в ней о духовном и физическом увядании Арины Петровны, об одичании самого Иудушки. В четвертой главе — «Племяннушка» — умирают Арина Петровна и Петр, сын Иудушки. В пятой главе — «Недозволенные семейные радости» — нет физической смерти, но Иудушка убивает материнские чувства в Евпраксеюшке. В кульминационной шестой главе — «Выморочный» —речь идет о духовной смерти Иудушки, а в седьмой — наступает его физическая смерть (здесь же говорится о самоубийстве Любиньки, о предсмертной агонии Анниньки). Источником всех этих нравственных увечий и смертей является Головлево, враждебное жизни паразитическое бытие помещичьего сословия. Оно обесчеловечивает людей. «Головлево,— размышляет Аининька,— это сама смерть, злобная, пустоутробная; это смерть, вечно подстерегающая новую жертву… Все смерти, все отравы, все язвы — все идут отсюда». Особенно кратковременной оказалась жизнь самого младшего, третьего поколения Головлевых. Показательна судьба сестер Любиньки и Анниньки. Они вырвались из проклятого родного гнезда, мечтая о самостоятельной, честной и трудовой жизни, о служении высокому искусству. Но сестры, сформировавшиеся в постылом головлевском гнезде и получившие опереточное воспитание в институте, не были подготовлены для суровой жизненной борьбы ради высоких целей. Отвратительная, циничная провинциальная среда («помойная яма» вместо «святого искусства») поглотила и погубила их. Наиболее живучим среди Головлевых оказывается самый отвратительный, самый бесчеловечный из них — Иудушка, «набожный пакостник», «язва смердящая», «кровопивушка». Почему это так? Щедрин не только предрекает смерть Иудушки. Писатель вовсе не хочет сказать, что Иудушка — лишь ничтожество, которое будет легко устранено поступательным развитием вечно обновляющейся жизни, не терпящей мертвенности. Нет, Щедрин видит и силу Иудушек, источники их особой живучести. Да, Иудушка — ничтожество, но этот пусто утробный человек гнетет, терзает и мучит, убивает, обездоливает, разрушает. Именно он является прямой или косвенной причиной бесконечных «умертвий» в головлевском доме. Неоднократно писатель подчеркивал в своем романе, что безмерный деспотизм Арины Петровны и «утробное», несущее смерть лицемерие Иудушки не получали отпора, находили благоприятную почву для своего свободного торжества. Это и «держало» Иудушку в жизни, придавало ему живучесть. Сила его в изворотливости, в дальновидной хитрости хищника. Посмотрите, как он, помещик-крепостник, ловко приспосабливается к «духу времени», к буржуазным способам обогащения! Самый дикий помещик старых времен в нем сливается с кулаком, мироедом. И в этом сила Иудушки. Наконец, ничтожный Иудушка имеет могучих союзников в лице закона, религии и господствующих обычаев. Оказывается, мерзость находит полную поддержку в законе и в религии. На них Иудушка и смотрит как на своих верных слуг. Религия для него не внутреннее убеждение, а образ, удобный для обмана, обуздания и самообмана. И закон для него — сила обуздывающая, карающая, служащая только сильным и угнетающая слабых. Семейные обряды и отношения — также лишь формальность. В них нет ни истинного высокого чувства, ни горячего убеждения. Служат они тому же угнетению и обману. Всё Иудушка поставил на потребу своей пустоутробной, мертвящей натуре, на службу притеснения, мучительства, уничтожения. Он действительно хуже всякого разбойника, хотя формально никого не убил, совершая свои грабительские дела и убийства «по закону». Возникает и другой вопрос. Почему великий писатель-социолог избрал трагическую развязку в судьбе Иудушки?

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *