Знаменитый русский писатель Иван Сергеевич Тургенев

Без имени Ивана Сергеевича Тургенева мы не можем представить себе существование русской национальной культуры. В русской литературе существует ряд имен, без которых. Его произведения вошли в сокровищницу мировой литературы, их нельзя спутать ни с чьими, в них — индивидуальность автора, его характер, мировоззрение, чувства и переживания. При чтении его произведений возникают четкие ассоциации с со временем, в которое жил и творил писатель, он как бы доносит до нас события, новые течения в современной ему жизни, пропуская через призму собственныхощущений и взглядов на различные проблемы. В истинных шедеврах Тургенева с большой психологической достоверностью раскрываются характеры героев. Писатель пытается объяснить их поступки и мысли. Герои существуют не оторвано от окружающего мира, они тесно связаны с ним, подвергаются его влиянию, проникаются новомодными идеями, а иногда и отвергают их после долгих поисков и ошибок. Знаменитый русский писатель Иван Сергеевич Тургенев родился 28 октября 1818 г. в Орле. Трудно представить себе большую противоположность, чем общий духовный облик Тургенева и та среда, из которой он непосредственно вышел. Отец его — Сергей Николаевич, офицер, отставной полковник-кирасир, участник Отечественной войны 1812, был человеком очень красивым, но ничтожным по своим нравственным и умственным качествам. Сын не любил вспоминать о нем, а в те редкие минуты, когда говорил друзьям об отце, характеризовал его как «великого ловца пред Господом». Женитьба на немолодой, некрасивой, но весьма богатой Варваре Петровне Лутовиновой поправила его финансовое положение. Брак был исключительно делом расчета и не сдерживал Сергея Николаевича. И. С. Тургенев описал одну из его многочисленных «шалостей» в повести: «Первая любовь». Сергей Николаевич умер в 1834 г., оставив трех сыновей — Николая, Ивана и скоро умершего от эпилепсии Сергея — в полном распоряжении матери, которая, впрочем, и раньше была полновластной владыкой дома. В ней типично выразилось то опьянение властью, которое создавалось крепостным правом. Род Лутовиновых представлял собой смесь жестокости, корыстолюбия и сладострастия (представителей его Тургенев изобразил в «Трех портретах» и в «Однодворце Овсяникове»). Унаследовав от Лутовиновых их жестокость и деспотизм, Варвара Петровна была озлоблена и личной своей судьбой. Рано лишившись отца, она страдала и от матери, изображенной внуком в очерке «Смерть» (старуха), и от буйного, пьяного отчима. Пешком, полуодетая спаслась она к своему дяде, И. И. Лутовинову, жившему в селе Спасском. Почти в полном одиночества оскорбляемая и унижаемая, прожила Варвара Петровна до 30 лет в доме дяди, пока смерть его не сделала ее владетельницей великолепного имения и 5000 душ. Все сведения, сохранившиеся о Варваре Петровне, рисуют ее в самом непривлекательном виде. Сквозь созданную ею среду «побоев и истязаний» Тургенев пронес невредимо свою мягкую душу, в которой именно зрелище неистовств помещичьей власти задолго еще до теоретических воздействий подготовило протест против крепостного права. Жестоким «побоям и истязаниям» подвергался и он сам, хотя считался любимым сыном матери. «Драли меня, — рассказывал в последствии писатель, — за всякие пустяки, чуть не каждый день»; однажды он уже совершенно приготовился бежать из дому. Умственное воспитание его шло под руководством часто сменявшихся французских и немецких гувернеров. Ко всему русскому Варвара Петровна питала глубочайшее презрение; члены семьи говорили между собою исключительно по-французски. Любовь к русской литературе тайком внушил Тургеневу один из крепостных камердинеров, изображенный им в лице Пунина в рассказе «Пунин и Бабурин». До 9 лет Тургенев прожил в Спасском-Лутовинове, селе Орловской губернии, где культура «дворянского гнезда» разительно контрастировала с крепостническим произволом. В 1827 г. Тургеневы, чтобы дать детям образование, поселились в Москве; на Самотеке был куплен ими дом. Иван Сергеевич учился сначала в пансионе Вейденгаммера; затем его отдали пансионером к директору Лазаревского института Краузе. Из учителей своих Тургенев с благодарностью вспоминал о довольно известном в свое время филологе, исследователе «Слова о Полку Игореве», Д. Н. Дубенском, учителе математики П. Н. Погорельском и молодом студенте И. П. Клюшникове, позднее видном члене кружка Станкевича и Белинского. В 1833 г. 15-летний Тургенев поступил на философский факультет Московского университета. Год спустя из-за поступившего в гвардейскую артиллерию старшего брата семья переехала в СПб., и Тургенев тогда же перешел в Петербургский университет. И научный, и общий уровень СПб. университета был тогда невысок. В университете Тургенев сблизился с Плетневым, одним из своих наставников, и бывал у него на литературных вечерах. Студентом 3-го курса он представил на его суд свою написанную пятистопным ямбом драму «Стенио», посвященную герою демонического склада. Сам Тургенев считал, что это «совершенно нелепое произведение, в котором с бешеною неумелостью выражалось рабское подражание байроновскому Манфреду». На одной из лекций Плетнев, не называя автора по имени, разобрал довольно строго эту драму, но все-таки признал, что в авторе «что-то есть». Отзыв ободрил юного писателя: он вскоре отдал Плетневу ряд стихотворений, два из которых Плетнев в 1838 г. напечатал в своем «Современнике». Это не было первым появлением его в печати, как пишет Тургенев в своих воспоминаниях: еще в 1836 г. он поместил в «Журнале Министерства народного просвещения» довольно обстоятельную, немножко напыщенно, но вполне литературно написанную рецензию — «Путешествие по святым местам русским» А. Н. Муравьева, в 1838 в журнале «Современник» были опубликованы первые стихи Тургенева «Вечер» и «К Венере Медицейской». Тургенев окончил курс со степенью действительного студента. Мечтая о научной деятельности, он в следующем году снова держал выпускной экзамен, получил степень кандидата, а в 1838 г. отправился в Германию. Поселившись в Берлине, Тургенев усердно взялся за занятия. Ему не столько приходилось «усовершенствоваться», сколько засесть за азбуку. Слушая в университете лекции по истории римской и греческой литературы, он дома вынужден был «зубрить» элементарную грамматику этих языков. В Берлине сгруппировался в это время кружок даровитых молодых русских — Грановский, Фролов, Неверов, Михаил Бакунин, Станкевич. Сильное впечатление произвел на Тургенева вообще весь строй западноевропейской жизни. В его душу внедрилось убеждение, что только усвоение основных начал общечеловеческой культуры может вывести Россию из того мрака, в который она была погружена. В этом смысле он становится убежденнейшим «западником». К числу лучших влияний берлинской жизни принадлежит сближение Тургенева со Станкевичем, смерть которого произвела на него потрясающее впечатление. В 1841 г. Тургенев вернулся на родину. В 1842 г. Тургенев выдержал экзамен на степень магистра в Петербургском университете. Ему оставалось теперь только написать диссертацию. Это было совсем не трудно; для диссертаций словесного факультета того времени не требовалось солидной научной подготовки. Но в это время Тургенева все больше и больше начинает привлекать литературная деятельность. Он печатает небольшие стихотворения в «Отечественных записках», a весною 1843 г. выпускает отдельной книжкой, под буквами Т. Л. (Тургенев-Лутовинов), поэму «Параша». В 1845 г. выходит, тоже отдельной книжкой, другая поэма его, «Разговор». В 1846 г. в «Отечественных записках» (№ 1) появляется большая поэма «Андрей», в «Петербургском сборнике» Некрасова — поэма «Помещик». Тургенев публикует свои небольшие стихотворения в «Отечественных записках», в разных сборниках (Некрасова, Сологуба), в «Современнике». С 1847 г. он совершенно перестает писать стихи, если не считать несколько небольших шуточных посланий к приятелям и «баллады» «Крокет в Виндзоре», навеянной избиением болгар в 1876 г. Несмотря на то, что выступление на стихотворное поприще было восторженно встречено Белинским, Тургенев, перепечатав в собрании своих сочинений даже слабейшие из своих драматических произведений, совершенно исключил из него стихи. «Я чувствую положительную, чуть не физическую антипатию к моим стихотворениям, — говорит он в одном частном письме, — и не только не имею ни одного экземпляра моих поэм — но дорого бы дал, чтобы их вообще не существовало на свете». Это суровое пренебрежение решительно несправедливо. У Тургенева не было крупного поэтического дарования, но некоторые его небольшие стихотворения и отрывки из поэм ставили его на один уровень с прославленными поэтами. Лучше всего ему удавались картины природы: тут уже ясно чувствуется та щемящая, меланхолическая поэзии, которая составляет главную красоту тургеневского пейзажа. Одновременно с поэмами Тургенев написал ряд повестей, в которых очень ярко сказалось лермонтовское влияние. Под влиянием безграничного обаяния печоринского типа Тургенев создает повесть «Андрей Колосов», (1844), в которой главный герой, выдаваемый автором за «необыкновенного» человека, оказывается совершенно необыкновенным эгоистом, для которого не существует «долг», который, не испытывая ни малейшего смущения, на весь род людской смотрит как на предмет своей забавы. Вторая повесть Тургенева «Бретер» (1846) представляет собой авторскую борьбу между лермонтовским влиянием и стремлением дискредитировать позерство. Содержание третьей повести Тургенева «Три портрета» (1846), почерпнуто из семейной хроники Лутовиновых. Одновременно со стихотворениями и романтическими повестями Тургенев пробует свои силы и на драматическом поприще. Из его драматических произведений наибольший интерес представляет написанная в 1856 г. живая, забавная и сценичная жанровая картинка «Завтрак у предводителя». Успехом пользовались также его пьесы «Нахлебник» (1848), «Холостяк» (1849), «Провинциалка», «Месяц в деревне». Автору особенно был дорог успех «Холостяка». В предисловии к изданию 1879 г. Тургенев, «не признавая в себе драматического таланта», вспоминает «с чувством глубокой благодарности, что гениальный Мартынов удостоил играть в четырех из его пьес и, между прочим, пред самым концом своей блестящей, слишком рано прерванной карьеры, превратил силой великого таланта бледную фигуру Мошкина в «Холостяке» в живое и трогательное лицо». Несомненный успех, выпавший на долю Тургенева на первых же порах его литературной деятельности, не удовлетворял его, и он даже имел твердое намерение совсем оставить литературное поприще. В конце 1846 г. Некрасов и Панаев задумали издавать «Современник». Тургенев дал для этого журнала очерк «Хорь и Калиныч», которому и сам автор, и Панаев настолько мало придавали значения, что он был помещен даже не в отделе беллетристики, а в «Смеси» первой книжки «Современника» 1847 г. Панаев прибавил к названию рассказа заглавие «Из записок охотника». Очерк имел огромный успех. Тургенев занял первое место среди литературной молодежи того времени, потому что направил всю силу своего высокого таланта на самое больное место дореформенной общественности — на крепостное право. Поощренный крупным успехом «Хоря и Калиныча», он написал ряд очерков, которые в 1852 г. были изданы под общим именем «Записки охотника». Книга сыграла первоклассную историческую роль. Есть прямые свидетельства о сильном впечатлении, которое она произвела на наследника престола, будущего освободителя крестьян.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *